Люди гибнут за металл: кто виноват в трагедии на руднике «Таймырский»

При эксплуатации предприятия были выявлены многочисленные нарушения

В компании «Норильский никель», которой принадлежит рудник «Таймырский», выясняют обстоятельства гибели на предприятии троих горняков 22 октября. Можно ли было избежать трагедии? Соответствовали ли условия труда шахтеров действующим нормативам? Чтобы ответить на эти вопросы, «МК» изучил обстоятельства ЧП и поговорил с жителями заполярного Норильска.

Люди гибнут за металл: кто виноват в трагедии на руднике "Таймырский"

фото: pixabay.com

По известным на сегодняшний день данным, главный механик рудника Сергей Куликов, старший специалист проектного офиса Кирилл Кириллов и горный мастер Евгений Квасов погибли от неизвестного газа. 22 октября Куликов и Кириллов спустились на 1300 метров в заброшенную выработку, чтобы оценить возможность её дальнейшей разработки, но вскоре перестали выходить на связь. Квасов спустился следом и тоже пропал. Позже всех троих обнаружили мертвыми в тупике. Судя по положению тел, Квасов нашел товарищей и пытался их вытащить, но не смог. При этом, у всех троих были с собой газоанализаторы и самоспасатели.

Пока со случившимся разбирается следствие. Но вот что сразу бросается в глаза. Горняки, спустившиеся первыми, даже не успели воспользоваться спасательными средствами. Значит ли это, что выброс газа стал для них абсолютно неожиданным? Почему? Они что, о технике безопасности не слышали? А гибель Квасова может говорить еще и о том, что спасательные средства, которые у него были, оказались не эффективными.

Нельзя на заметить, что «Норильский никель» — богатая и солидная компания, проводит множество благотворительных мероприятий, ведет несколько крупных проектов, активно поддерживает спортсменов, людей искусства. Что же пошло не так в на руднике в Норильске? Почему в принципе стала возможной нештатная ситуация, повлекшая гибель людей?

В августе этого года в «Норникеле» сообщили, что на глубоких горизонтах рудника «Таймырский» запустят уникальную для России систему кондиционирования горных выработок стоимостью 2 млрд рублей. Как поясняли, она необходима для безопасности ведения горных работ, поскольку на глубине более 1300 метров температура шахтного воздуха может доходить до 36°С.

Однако в июне этого же года Енисейское управление Ростехнадзора выявило «грубые нарушения при эксплуатации опасного производственного объекта» — рудника «Таймырский», которые представляли «непосредственную угрозу жизни и здоровью людей». Ростехнадзор также отмечал, что заполярный филиал «Норникеля» привлекается к ответственности за аналогичные правонарушения не в первый раз (а по данным Генпрокуратуры РФ, он был объектом проверок различных ведомств 493 раза).

Ответственные за нарушения на «Таймырском» были оштрафованы на 65 тысяч рублей. Работа в горных выработках рудника «Таймырский», где Ростехнадзор обнаружил серьезные нарушения, была приостановлена на 90 суток, за исключением работ «по приведению их в безопасное состояние».

В сентябре срок приостановки закончился. В октябре — трое погибших.

Год назад на некоторых предприятиях «Норникеля» проходила плановая проверка соблюдения трудового законодательства. Выяснилось, что на некоторых из них не соблюдается режим труда и отдыха; в трудовые договора не включены важные условия, в том числе связанные с оплатой; сотрудники рудников после отпуска или болезни допускаются к работе без прохождения обязательного медосмотра; не всем выдается спецодежда и средства индивидуальной защиты в полном объеме, либо срок их носки истек; некоторые работники допускаются к работе без проведения с ними в установленном порядке проверки знаний требований охраны труда.

О том, как «заботятся» об охране труда на предприятиях «МК» рассказал и один из работников медного завода:

— Летом температура в плавильном цехе доходит градусов до 60. Плавильщиков, бывает, из цеха на руках уносят, они от жары падают в обморок.

Руслан Абдуллаев, руководитель общественной организации «Мой дом» г. Норильск, выступающей в интересах жителей Норильска, рассказывает:

— В сфере трудовых отношений и производственного травматизма, можно сказать, отсутствует какой-либо контроль. Практически упразднили инспекцию труда, раньше это было 6-8 человек на большой город, где сосредоточено огромное количество промышленных предприятий. Сейчас это один человек, и то — бывший сотрудник «Норильского никеля». То есть, на мой взгляд, говорить о какой-то объективности здесь не приходится.

Абдуллаев привел еще один «говорящий» факт. Вплоть до этого года в Норильске все автодороги и тротуары посыпали так называемым шлаком — отходом металлургического производства. Его влияние на здоровье людей никем в Норильске не изучалось, но люди жалуются.

— Исследований никто не проводил, — говорит Абдуллаев. — Потому что у нас в целом медицина хромает и причинно следственные связи выявлять и привязывать их к использованию запрещенных антигололедных средств никто не стал. А наша организация не обладает такими возможностями. При этом, в 2015 году Роспотребнадзор запретил использование шлака, как антигололедного средства,.

Перестали посыпать дороги и тротуары черным порошком только после обращения в прокуратуру Красноярского края.

— Прошлым летом я работал в Талнахе (город-спутник Норильска), — рассказывает еще один житель города Алексей (имя по его просьбе изменено, — «МК»). — И наблюдал такую картину: доезжаю до моста через Норилку, а все деревья красные стоят, как осенью. Я знаю, что на одном из рудников постоянно рвались насосы, которые откачивают пульпу, и все это текло в реки. Все потравило, всю экологию вокруг, даже вечнозеленые ели красные стояли.

О том, что в Красноярском крае произошла подобная экологическая катастрофа, СМИ сообщали и в 2016 году. Река Далдыкан, что протекает рядом с Норильском, вдруг окрасилась в бурый цвет. В местных соцсетях появились фото багрово-красного потока, снимки распространили новостные ленты. Местные жители не сомневались: виновник экологического бедствия — Надеждинский металлургический завод. На предприятии от вины открестились, а в «Норникеле» пару дней молчали, а потом сообщили, что ничего страшного не произошло — смотрите, дескать, вода в реке нормального цвета.

Но скандал уже дошел до главы Минприроды, который поручил Росприроднадзору разобраться. И только после этого в «Норникеле» признали не только факт покраснения воды, но и причастность завода.

Объяснения были такие: дескать, шел ремонт, загрязненная вода находилась в специальной дамбе. А из-за аномальных дождей дамба не выдержала… Только вот многие тогда отметили, что погода-то стояла хорошая. И по данным «Гисметео» 5 сентября 2016 года в Норильске дождей не отмечалось.

— Интересно, что тот самый шлак, которым посыпали много лет дороги в городе, должны утилизировать, — говорит Руслан Абдуллаев. — А это стоит денег. Вот и получается, что вместо того, чтобы платить за утилизацию, шлак много лет продавали городу, еще и зарабатывая на этом.

За день до трагедии на «Таймырском» в Москве проходил форум экологов, организованный «Норильским никелем». Главная его тема была очень важной: «Ответственность бизнеса перед будущим. Технологии на стороне общества и природы».

Хочется надеяться, что в крупнейшей российской компании не только на словах, но и на деле поняли, как важно нести ответственность не только перед будущим, но и перед настоящим. И гибель шахтеров заставит пересмотреть нормы безопасности на предприятии.

«МК» послал официальный запрос в московский офис «Норильского никеля». Так что к этой теме мы еще обязательно вернемся.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

7 + семь =